Сибирские хроники Надежды Лухмановой

Сибирские хроники Надежды Лухмановой

Надежда Александровна Лухманова по праву считается первой тюменской писательницей. Она родилась в дворянской семье в Санкт-Петербурге. Окончила Смольный институт благородных девиц, получив прекрасное по тем временам образование, несколько раз была замужем.

В 1882 году Надежда Александровна вышла замуж за инженера Александра Колмогорова, сына Филимона Степановича Колмогорова, тюменского городского головы (1860–1880 гг.), купца первой гильдии. Сразу же после свадьбы вместе с мужем переехала в Тюмень.

Годы провинциальной жизни ярко и остро отражены в ее произведениях, посвященных нашему краю – романы «Переселенцы» и «В глухих местах» вышли в свет в 1895 году, оригинальная комедия «Сибирский Риголетто» – в 1900 году.

В 1887 году супруги расстались, Лухманова, оставив мужу маленького сына, уехала в Санкт-Петербург.

Через десять лет в журнале «Русское Богатство» (1895), а в 1896 году отдельным изданием вышли ее «Очерки из жизни в Сибири».

Проведя в Тюмени несколько лет, Лухманова хорошо узнала сибирский город. Писательница пыталась вписаться в уклад жизни тюменского купечества, внимательно наблюдала окружающую действительность. Подзаголовок книги гласит: «Из личных воспоминаний автора, пробывшего 5 лет в «глухих местах».

Книга Лухмановой отличается многослойностью охвата жизни. В ней показаны все общественные слои и характерные типы людей сибирского города 1880-х годов. Писательница дала их чёткие сословно-классовые признаки и на их основе нарисовала яркие индивидуальные характеры.

Заглавие книги «В глухих местах» предполагает как бы и географическую и эмоциональную глушь, тихое и мирное течение жизни. Но оказывается, что и в глухих местах нет покоя и гармонии. Жизнь города предстает перед читателем в острых коллизиях и ситуациях.

В тексте название Тюмени несколько зашифровано, она именуется «Т-нью». Но без всякой шифровки называются такие части города, как «Затюменка», «Городище», «Заречье».

«… Во всё Заречье <…> стоял особенный кислый запах. Можно было подумать, что здесь во всех домах проветриваются бочки из-под кислой капусты. Этот своеобразный аромат шёл со всех улиц, густо «высоренных» одубиной. Толчеи неустанно мололи дубовую кору, телеги подвозили её на заводы, а из дубильных чанов все негодные отбросы вывозились прямо на улицы и «высаривались», как песок. Солнце высушивало это своеобразное мощенье, лошади пешеходы притапливали почву; зато, когда дожди растворяли всю эту благодать, то только носы заречных жителей могли её переносить».

В романе-очерке создан коллективный портрет обитателей Тюмени. Ложь, тайный разврат, лицемерие, темнота, религиозные изуверства царят в городе. Нравственной чистоты нет нигде, все равные участники в комедии жизни, и принцип един: «кто кого съест».

«Тяжёлые, как крепости, каменные дома купцов с цепными волкодавами и запорами, где вся жизнь бурлит в глухих дворах. Где не существовало газет. Жизнь в городе, наводненном тысячами ссыльных, арестантов, переселенцев, с грязными, такими вонючими кожевенными заводами, весенними наводнениями, закрытым домостроевским укладом».

Произведение начинается событиями в доме тюменского богача – кожевенного заводчика Круторогова, представляющего сибирское купечество. Завершается цикл сценами в этом же доме. Такая композиция как бы подчёркивает прочность, необратимость установившихся в Тюмени капиталистических порядков.

Книга Лухмановой посвящена городу, поэтому крестьянство в очерках представлено мало. Однако, рисуя типы и социальный быт Тюмени в 1880-х годах, писательница отмечает, что нужда гнала в этот город на земляные роботы по постройке железной дороги даже людей из далёких от Сибири российских губерний.

В очерке «Конец Савки» показана такая сторона жизни крестьян-сибиряков, как хождение в извоз. Крестьяне, отправившиеся зимой на заработки, ведут обоз с чаем из далеких мест, из-за китайской границы. Обоз идет мимо Тюмени в Екатеринбург. Около каждого нагруженного доверху воза – «свой гужевой шагает, все здоровый народ, матерый».

Увлекательно показаны в книге некоторые стародавние народные обычаи, бытовавшие в купеческо-мещанской семье. Эти картины опровергают несправедливое мнение о «непоэтичности» сибиряков.

Тем, кто не был в Сибири, она казалась холодной и скудной страной. Но Лухманова в ряде мест своей книги справедливо рисует пленительную, богатую природу Сибири, отмечая её мощь и живописность. Такова, например, эмоционально окрашенная картина летнего дня в Тюмени:

«Сибирское могучее лето стояло в полном разгаре; солнце жгло, сочная трава с пахучими медовыми цветами лезла отовсюду; гремели голоса налетевших птиц, все ликовало, дышало жизнью, все, казалось, спешило насладиться коротким летним роздыхом суровой природы».

В целом, книга Лухмановой «В глухих местах» представляет большой интерес не только как произведение, живописующее прошлое Тюмени, но и как книга, запечатлевшая многие типические черты жизни сибирских городов второй половины XIX века.

Текст:

Беспалова Л. Г. Тюменский край и писатели XVII-XIX веков / Л. Г. Беспалова, Ю. М. Беспалова. – Екатеринбург : Сред.-Урал. кн. изд-во, 1998. – 464 с.

Колмогоров А. Г. Надежда Лухманова : эссе // Лукич. – 2000. – Ч. 3. – С. 86-113.

Лухманова Н. Очерки из жизни в Сибири / Надежда Лухманова. – Тюмень : СофтДизайн, 1997. – 464 с.

Эртнер, Е. Н. Она была первой : [интервью] / Е. Н. Эртнер ; кор. И. Любов // Тюменская область сегодня. – 2014. – 6 марта. – С. 8.

Чечета, О. Окошко в старую Тюмень / О. Чечета // Тюменский курьер. – 2010. – 31 авг. – С. 3.

   30 января 2018
  1328
 Назад
©  2017-2019 Город-Т
Муниципальное автономное учреждение культуры города Тюмени «Централизованная городская библиотечная система». 6+

ПоискКарта сайтаПолитика конфиденциальности

При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт обязательна

Разработка « ИнфоСистем»
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru